Roman_Pervushin

Совещание

Оригинал взят у alex_aka_jj в Совещание

Петров пришел во вторник на совещание. Ему там вынули мозг, разложили по блюдечкам и стали есть, причмокивая и вообще выражая всяческое одобрение. Начальник Петрова, Недозайцев, предусмотрительно раздал присутствующим десертные ложечки. И началось.


— Коллеги, — говорит Морковьева, — перед нашей организацией встала масштабная задача. Нам поступил на реализацию проект, в рамках которого нам требуется изобразить несколько красных линий. Вы готовы взвалить на себя эту задачу?


— Конечно, — говорит Недозайцев. Он директор, и всегда готов взвалить на себя проблему, которую придется нести кому-то из коллектива. Впрочем, он тут же уточняет: — Мы же это можем?


Начальник отдела рисования Сидоряхин торопливо кивает:


— Да, разумеется. Вот у нас как раз сидит Петров, он наш лучший специалист в области рисования красных линий. Мы его специально пригласили на совещание, чтобы он высказал свое компетентное мнение.


— Очень приятно, — говорит Морковьева. — Ну, меня вы все знаете. А это — Леночка, она специалист по дизайну в нашей организации.


Collapse )

— Так вот, — говорит Морковьева. — Нам нужно нарисовать семь красных линий. Все они должны быть строго перпендикулярны, и кроме того, некоторые нужно нарисовать зеленым цветом, а еще некоторые — прозрачным. Как вы считаете, это реально?


— Нет, — говорит Петров.


— Давайте не будем торопиться с ответом, Петров, — говорит Сидоряхин. — Задача поставлена, и ее нужно решить. Вы же профессионал, Петров. Не давайте нам повода считать, что вы не профессионал.


— Видите ли, — объясняет Петров, — термин «красная линия» подразумевает, что цвет линии — красный. Нарисовать красную линию зеленым цветом не то, чтобы невозможно, но очень близко к невозможному…


— Петров, ну что значит «невозможно»? — спрашивает Сидоряхин.


— Я просто обрисовываю ситуацию. Возможно, есть люди, страдающие дальтонизмом, для которых действительно не будет иметь значения цвет линии, но я не уверен, что целевая аудитория вашего проекта состоит исключительно из таких людей.


— То есть, в принципе, это возможно, мы правильно вас понимаем, Петров? — спрашивает Морковьева.


Петров осознает, что переборщил с образностью.


— Скажем проще, — говорит он. — Линию, как таковую, можно нарисовать совершенно любым цветом. Но чтобы получилась красная линия, следует использовать только красный цвет.


— Петров, вы нас не путайте, пожалуйста. Только что вы говорили, что это возможно.


Петров молча проклинает свою болтливость.


— Нет, вы неправильно меня поняли. Я хотел лишь сказать, что в некоторых, крайне редких ситуациях, цвет линии не будет иметь значения, но даже и тогда — линия все равно не будет красной. Понимаете, она красной не будет! Она будет зеленой. А вам нужна красная.


Наступает непродолжительное молчание, в котором отчетливо слышится тихое напряженное гудение синапсов.


— А что если, — осененный идеей, произносит Недозайцев, — нарисовать их синим цветом?


— Все равно не получится, — качает головой Петров. — Если нарисовать синим — получатся синие линии.


Опять молчание. На этот раз его прерывает сам Петров.


— И я еще не понял… Что вы имели в виду, когда говорили о линиях прозрачного цвета?


Морковьева смотрит на него снисходительно, как добрая учительница на отстающего ученика.


— Ну, как вам объяснить?.. Петров, вы разве не знаете, что такое «прозрачный»?


— Знаю.


— И что такое «красная линия», надеюсь, вам тоже не надо объяснять?


— Нет, не надо.


— Ну вот. Вы нарисуйте нам красные линии прозрачным цветом.


Петров на секунду замирает, обдумывая ситуацию.


— И как должен выглядеть результат, будьте добры, опишите пожалуйста? Как вы себе это представляете?


— Ну-у-у, Петро-о-ов! — говорит Сидоряхин. — Ну давайте не будем… У нас что, детский сад? Кто здесь специалист по красным линиям, Морковьева или вы?


— Я просто пытаюсь прояснить для себя детали задания…


— Ну, а что тут непонятного-то?.. — встревает в разговор Недозайцев. — Вы же знаете, что такое красная линия?


— Да, но…


— И что такое «прозрачный», вам тоже ясно?


— Разумеется, но…


— Так что вам объяснять-то? Петров, ну давайте не будем опускаться до непродуктивных споров. Задача поставлена, задача ясная и четкая. Если у вас есть конкретные вопросы, так задавайте.


— Вы же профессионал, — добавляет Сидоряхин.


— Ладно, — сдается Петров. — Бог с ним, с цветом. Но у вас там еще что-то с перпендикулярностью?..


— Да, — с готовностью подтверждает Морковьева. — Семь линий, все строго перпендикулярны.


— Перпендикулярны чему? — уточняет Петров.


Морковьева начинает просматривать свои бумаги.


— Э-э-э, — говорит она наконец. — Ну, как бы… Всему. Между собой. Ну, или как там… Я не знаю. Я думала, это вы знаете, какие бывают перпендикулярные линии, — наконец находится она.


— Да конечно знает, — взмахивает руками Сидоряхин. — Профессионалы мы тут, или не профессионалы?..


— Перпендикулярны могут быть две линии, — терпеливо объясняет Петров. — Все семь одновременно не могут быть перпендикулярными по отношению друг к другу. Это геометрия, 6 класс.


Морковьева встряхивает головой, отгоняя замаячивший призрак давно забытого школьного образования. Недозайцев хлопает ладонью по столу:


— Петров, давайте без вот этого: «6 класс, 6 класс». Давайте будем взаимно вежливы. Не будем делать намеков и скатываться до оскорблений. Давайте поддерживать конструктивный диалог. Здесь же не идиоты собрались.


— Я тоже так считаю, — говорит Сидоряхин.


Петров придвигает к себе листок бумаги.


— Хорошо, — говорит он. — Давайте, я вам нарисую. Вот линия. Так?


Морковьева утвердительно кивает головой.


— Рисуем другую… — говорит Петров. — Она перпендикулярна первой?


— Ну-у…


— Да, она перпендикулярна.


— Ну вот видите! — радостно восклицает Морковьева.


— Подождите, это еще не все. Теперь рисуем третью… Она перпендикулярна первой линии?..


Вдумчивое молчание. Не дождавшись ответа, Петров отвечает сам:


— Да, первой линии она перпендикулярна. Но со второй линией она не пересекается. Со второй линией они параллельны.


Наступает тишина. Потом Морковьева встает со своего места и, обогнув стол, заходит Петрову с тыла, заглядывая ему через плечо.


— Ну… — неуверенно произносит она. — Наверное, да.


— Вот в этом и дело, — говорит Петров, стремясь закрепить достигнутый успех. — Пока линий две, они могут быть перпендикулярны. Как только их становится больше…


— А можно мне ручку? — просит Морковьева.


Петров отдает ручку. Морковьева осторожно проводит несколько неуверенных линий.


— А если так?..


Петров вздыхает.


— Это называется треугольник. Нет, это не перпендикулярные линии. К тому же их три, а не семь.


Морковьева поджимает губы.


— А почему они синие? — вдруг спрашивает Недозайцев.


— Да, кстати, — поддерживает Сидоряхин. — Сам хотел спросить.


Петров несколько раз моргает, разглядывая рисунок.


— У меня ручка синяя, — наконец говорит он. — Я же просто чтобы продемонстрировать…


— Ну, так может, в этом и дело? — нетерпеливо перебивает его Недозайцев тоном человека, который только что разобрался в сложной концепции и спешит поделиться ею с окружающими, пока мысль не потеряна. — У вас линии синие. Вы нарисуйте красные, и давайте посмотрим, что получится.


— Получится то же самое, — уверенно говорит Петров.


— Ну, как то же самое? — говорит Недозайцев. — Как вы можете быть уверены, если вы даже не попробовали? Вы нарисуйте красные, и посмотрим.


— У меня нет красной ручки с собой, — признается Петров. — Но я могу совершенно…


— А что же вы не подготовились, — укоризненно говорит Сидоряхин. — Знали же, что будет собрание…


— Я абсолютно точно могу вам сказать, — в отчаянии говорит Петров, — что красным цветом получится точно то же самое.


— Вы же сами нам в прошлый раз говорили, — парирует Сидоряхин, — что рисовать красные линии нужно красным цветом. Вот, я записал себе даже. А сами рисуете их синей ручкой. Это что, красные линии по-вашему?


— Кстати, да, — замечает Недозайцев. — Я же еще спрашивал вас про синий цвет. Что вы мне ответили?


Петрова внезапно спасает Леночка, с интересом изучающая его рисунок со своего места.


— Мне кажется, я понимаю, — говорит она. — Вы же сейчас не о цвете говорите, да? Это у вас про вот эту, как вы ее называете? Перпер-чего-то-там?


— Перпендикулярность линий, да, — благодарно отзывается Петров. — Она с цветом линий никак не связана.


— Все, вы меня запутали окончательно, — говорит Недозайцев, переводя взгляд с одного участника собрания на другого. — Так у нас с чем проблемы? С цветом или с перпендикулярностью?


Морковьева издает растерянные звуки и качает головой. Она тоже запуталась.


— И с тем, и с другим, — тихо говорит Петров.


— Я ничего не могу понять, — говорит Недозайцев, разглядывая свои сцепленные в замок пальцы. — Вот есть задача. Нужно всего-то семь красных линий. Я понимаю, их было бы двадцать!.. Но тут-то всего семь. Задача простая. Наши заказчики хотят семь перпендикулярных линий. Верно?


Морковьева кивает.


— И Сидоряхин вот тоже не видит проблемы, — говорит Недозайцев. — Я прав, Сидоряхин?.. Ну вот. Так что нам мешает выполнить задачу?


— Геометрия, — со вздохом говорит Петров.


— Ну, вы просто не обращайте на нее внимания, вот и все! — произносит Морковьева.


Петров молчит, собираясь с мыслями. В его мозгу рождаются одна за другой красочные метафоры, которые позволили бы донести до окружающих сюрреализм происходящего, но как назло, все они, облекаясь в слова, начинаются неизменно словом «Блять!», совершенно неуместным в рамках деловой беседы.


Устав ждать ответа, Недозайцев произносит:


— Петров, вы ответьте просто — вы можете сделать или вы не можете? Я понимаю, что вы узкий специалист и не видите общей картины. Но это же несложно — нарисовать какие-то семь линий? Обсуждаем уже два часа какую-то ерунду, никак не можем прийти к решению.


— Да, — говорит Сидоряхин. — Вы вот только критикуете и говорите: «Невозможно! Невозможно!» Вы предложите нам свое решение проблемы! А то критиковать и дурак может, простите за выражение. Вы же профессионал!


Петров устало изрекает:


— Хорошо. Давайте я нарисую вам две гарантированно перпендикулярные красные линии, а остальные — прозрачным цветом. Они будут прозрачны, и их не будет видно, но я их нарисую. Вас это устроит?


— Нас это устроит? — оборачивается Морковьева к Леночке. — Да, нас устроит.


— Только еще хотя бы пару — зеленым цветом, — добавляет Леночка. — И еще у меня такой вопрос, можно?


— Да, — мертвым голосом разрешает Петров.


— Можно одну линию изобразить в виде котенка?


Петров молчит несколько секунд, а потом переспрашивает:


— Что?


— Ну, в виде котенка. Котеночка. Нашим пользователям нравятся зверюшки. Было бы очень здорово…


— Нет, — говорит Петров.


— А почему?


— Нет, я конечно могу нарисовать вам кота. Я не художник, но могу попытаться. Только это будет уже не линия. Это будет кот. Линия и кот — разные вещи.


— Котенок, — уточняет Морковьева. — Не кот, а котенок, такой маленький, симпатичный. Коты, они…


— Да все равно, — качает головой Петров.


— Совсем никак, да?.. — разочарованно спрашивает Леночка.


— Петров, вы хоть дослушали бы до конца, — раздраженно говорит Недозайцев. — Не дослушали, а уже говорите «Нет».


— Я понял мысль, — не поднимая взгляда от стола, говорит Петров. — Нарисовать линию в виде котенка невозможно.


— Ну и не надо тогда, — разрешает Леночка. — А птичку тоже не получится?


Петров молча поднимает на нее взгляд и Леночка все понимает.


— Ну и не надо тогда, — снова повторяет она.


Недозайцев хлопает ладонью по столу.


— Так на чем мы остановились? Что мы делаем?


— Семь красных линий, — говорит Морковьева. — Две красным цветом, и две зеленым, и остальные прозрачным. Да? Я же правильно поняла?


— Да, — подтверждает Сидоряхин прежде, чем Петров успевает открыть рот.


Недозайцев удовлетворенно кивает.


— Вот и отлично… Ну, тогда все, коллеги?.. Расходимся?.. Еще вопросы есть?..


— Ой, — вспоминает Леночка. — У нас еще есть красный воздушный шарик! Скажите, вы можете его надуть?


— Да, кстати, — говорит Морковьева. — Давайте это тоже сразу обсудим, чтобы два раза не собираться.


— Петров, — поворачивается Недозайцев к Петрову. — Мы это можем?


— А какое отношение ко мне имеет шарик? — удивленно спрашивает Петров.


— Он красный, — поясняет Леночка.


Петров тупо молчит, подрагивая кончиками пальцев.


— Петров, — нервно переспрашивает Недозайцев. — Так вы это можете или не можете? Простой же вопрос.


— Ну, — осторожно говорит Петров, — в принципе, я конечно могу, но…


— Хорошо, — кивает Недозайцев. — Съездите к ним, надуйте. Командировочные, если потребуется, выпишем.


— Завтра можно? — спрашивает Морковьева.


— Конечно, — отвечает Недозайцев. — Я думаю, проблем не будет… Ну, теперь у нас все?.. Отлично. Продуктивно поработали… Всем спасибо и до свидания!


Петров несколько раз моргает, чтобы вернуться в объективную реальность, потом встает и медленно бредет к выходу. У самого выхода Леночка догоняет его.


— А можно еще вас попросить? — краснея, говорит Леночка. — Вы когда шарик будете надувать… Вы можете надуть его в форме котенка?..


Петров вздыхает.


— Я все могу, — говорит он. — Я могу абсолютно все. Я профессионал.







UPD. А я смотрю, оно находит отклик в людях. Кому нравится - не возбраняется утащить к себе в норку в ЖЖ. Спасибо всем, кто отметился в теме, мне жутко приятно, что оценили. Спасибо, друзья!




UPD2. Начали появляться переводы на нерусские языки. Моя в шоке. Оно пускает метастазы по всему миру О_о


UPD3. А вот и аудиоверсия рассказа созрела, скажем спасибо gerda07!



UPD4. Увы, должен честно признать, у меня в журнале далеко не все такое забавное. Чтобы вам не искать, чего бы еще почитать "в том же духе", вот тут есть целый список.


Приятного чтения!


Roman_Pervushin

Раньше.

 Раньше мне постоянно не везло. Об этом напомнили неиспользованные презервативы, выпавшие из кармана джинсов, которые не одевал больше года.
Roman_Pervushin

Весна на пороге

 Наступила весна. С небесной корки отваливаются последние перьеобразные кусочки кокосовый стружки под названием "снег". Фонари светят ярче, упорно смотрят под себя, пытаясь запомнить на близжайшие полгода эту картину. Днём солнце раскаляет дороги если не докрасна, то до состояния улыбающихся пешеходов. К вечеру крепкий дяденька-мороз, бьёт по носу этих, постепенно теряющихся детей разного возраста, освежая их память и сознание. Сумасшедшие захлёбываются приливом гармонов, собаки грызут хвосты единомышленников - весь животный мир радуется сохранности собственных шкур, после мраморной зимы. 

Я и сам себя ощущаю на пять баллов бодрости. Предвижу тонны тёплой грязи на обочинах дорог, сплошные неудачи людей, которые вечно торопятся и пытаются сократить путь. В следствии этих махинаций на прошлогодней траве появляются следы размазанных фикалий, в основном собачьего произведения. В причудливом орнаменте, если постараться, можно углядеть марку обуви облажавшегося господина. Я, к счастью или сожалению, это игнорирую и по весне люблю смотреть выше ватерлинии на уровне горизонта. Сопливые сорванцы засматриваются на солнце и, с брызгами недолеченной простуды, чихают заливаясь громким смехом.

Прекрасная пора. Не слетевшие с катушек поэты черпают вдохновение со всей это первозданной суеты. Художники рисуют картины, часто в совсем неприметных местах. Всегда интересовал вопрос. С какой точностью автор отражает все прелести сего места? Всё ли попадает на полотно, или чужое произведение "Вася лох!" на стене здания превращается в изящную трещину? Оставим этот вопрос многоуважаемым рыцарям кисти. Иду по центральной улице, вижу столбы с объявлениями. Как же не справедливо останавливаться и тратить на это время. Но рваный взгляд улавливает концентрацию слов типа "шубы-дублёнки" - чёрт бы их побрал! Ребята, май на носу, какие шубы, вашу Люсю!? Но это бизнес, который времени не знает. Чтобы купить себе летом шорты и понежить задницу на южном пляже - сегодня нужно продать шубу.

Оживление сплошь и рядом - мой кот задом наперёд пытается покорить отвесную стену, микроблоги социальных сетей разрываются сообщениями типа "ВЕСНААААААаааааа!!!!". (представляешь себе эти неадекватные фразы в устах авторов и чувствуешь себя абсолютно психически-уравновешенным), прохожие разговаривают громче, дети громче падают, громче плачут... Что ж, поздравляю вас, ребята! Не падайте громко, не сходите с ума полностью, оставьте немного светлого разума для осознания происходящего. Доставайте проржавевшие велосипеды, протирайте ролики влажной тряпкой, ищите в кладовой зонты - у них впереди много работы, растирайте ноги мазью, чешите пятки, кушайте овощи и фрукты. Бодритесь, господа!Ве
Roman_Pervushin

Сахарницы.

Сегодня утром, с целью услащения чая, решил добавить пару ложечек сахару и обнаружил там кусочки растворимого кофе. Это случается, когда мокрую ложку окунаешь сначала в кофе, а потом в сахарницу. Получается такая неприятная смесь. И когда ты берешь сахар уже для чая, совсем нежелательно иметь в нём растворённое кофе. Хорошо, если процент эмигрантов здесь не слишком велик и не испортит вкуса, но неприятно употреблять с печеньем "кофечай". Вот так и с людьми... Каждого по отдельности можно рассмотреть как сахарницу. Есть красивые, аккуратные снаружи, но грязные внутри, а есть с обломанными ручками, ободранной краской, но хранящие внутри чистоту и свет. Так вот я за вторых.  
Roman_Pervushin

Тема: Жизнь.

Мы открываем новые страницы жизни - она показывает нам серые картинки. Мы расстраиваемся - она гнёт свою линию. Но как ни крути - она прекрасна. Она умеет рисовать картины  так, как никто другой. Настолько подробно, настолько глубоко, и вокруг мы видем только её - жизнь. Я сегодня шёл через парк рано утром в школу и видел, что он точно живой. Я сегодня смотрел на небо, когда шёл из школы и видел - оно живое. Шёл с тренировки через парк обратно, когда уже стемнело и видел, что ночь здесь тоже живая. Я встречал друзей, разговаривал с ними, смеялся и понимал, что есть смысл жить...
 Когда приходит полный П., мы часто думаем, какое же она дер.мо. Мы не терпим всё вокруг, остаёмся одни, бросаем свою свободу и входим в железную клетку ненависти, на дне которой лежал покой. Но резко замок защёлкивается, внутрь поступает яд, и сердце его особенно пропускает в себя и начинает сладко врать. Сладко врать о том, что пришли тёмные времена, что надо поменять абсолютно всё... А поменять этот мир мы можем только на смерть. Да! Отличная идея. Пистолет, лезвие, мягкая крепкая верёвка, высота многоэтажного дома или прекрасный мост - они становятся маленькими мечтами и так и просятся стать друзьями, ведь они помогут! Они помогут дать новую свободу, ты больше никогда не почувствуешь боли! Отлично!  

 Но давайте не верить этим словам, давайте не отступать перед болью, которая нас выжигает изнутри и оставляет пустые оболчки, закрывает перед нами двери. Давайте танцевать, греться под солнцем, слушать хорошу музыку, жечь, мочить, рубить, вонзать и всё такое!  И улыбаться, улыбаться!:) 

 Вот у меня, например, отличное настроение, добрая улыбка на лице. Чего и вам советую.
Roman_Pervushin

Итак! Мы начинаем.

Я уже давно над этим думал и вдруг решился  - я буду писать ЖЖ.
По опыту просмотра записей уже примерно десятка людей определённо просматривается желание изменить мир  и выставить себя в высшем свете. Но на самом деле в безтемном жж нет абсолютно никакого смысла. Интернет-пиздаб*лить может каждый и довольно красиво - это совсем не сложно, достаточно сделать умноё лицо и попытаться вспомнить все слова, которые когда-то слышали в школах на уроке литературы, да впринципе на всех уроках. Те, кто смог зарегистрироваться здесь, уже совсем не глупые люди и могут начинать выкладывать свои мысленные перевороты и пересказ событий. Например, как я сходил на тусу с тёлками? Как я гулял по вечернему городу? -  и всё в этом духе.
 Я мало отличаюсь от таких банально-сдвинутых личностей, и поэтому врядли смогу удивить кого-то своими постами(это слово никогда не употребляю в речи, обычно говорю "сообщения").  Наш мир - это слишком мощная система, это взорвавшийся сколько-то миллионов лет назад вулкан, пыль от которого почти уляглась к нашему времени. Так подумайте, сколько усилий придётся приложить, чтобы взбудоражить, переломить ход событий? Я не считаю, что это невозможно, но думаю, что очень и очень трудно. На самом деле, переубедить человека в чём-то или изменить его представление об окружении сейчас предельно сложно. Тем более написав несколько грамотных сообщений в своём ЖЖ.